Газовый спор на миллиарды долларов. В «Газпроме» пояснили решение Стокгольмского арбитражного суда. Он рассмотрел дело о поставках российского топлива украинскому «Нафтогазу». В Киеве позиция суда стала поводом для громких политических заявлений. Что на самом деле означает решение, которое принял арбитраж?

Юристы еще даже не успели толком прочитать и изучить решение Стокгольмского арбитражного суда, как официальные представители украинского «Нафтогаза» опубликовали на своей странице в Фейсбуке сообщение о триумфальной перемоге или, по-русски, победе в длительном споре с российским «Газпромом»:

«Нафтогаз выиграл арбитраж против «Газпрома» по контракту на поставку газа по всем спорным вопросам. Арбитражный суд полностью отклонил требования «Газпрома» по положению «бери или плати» на сумму 56 млрд долл. за 2009-2017».

Ну а, кроме того, украинский монополист сообщил о том, что шведские судьи разрешили не платить за российский газ, который поставляется на территорию Донецкой и Луганской народных республик. И тут возникает первый вопрос: означает ли это, что в Стокгольмском арбитраже фактически признали, что Донецк и Луганск не являются частью Украины? А российский «Газпром», наоборот, считает эти территории украинскими.

«Это тоже довольно сложная ситуация с точки зрения права. Возможно, она будет оспариваться, потому что Украина и вообще международное право считает, что это территория Украины. Здесь я думаю, что существует определенная юридическая коллизия», — отмечает заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

Но в Стокгольмском арбитраже все же занимаются решением не политических, а хозяйственных споров. Разбирательство между «Газпромом» и «Нафтогазом» продолжалось последние три года. Российская сторона требовала от украинской буквального выполнения некоторых положений контракта, который был подписан еще в 2009 году.

В нем действительно зафиксирован принцип «take or pay», стандартный, кстати, для большинства европейских покупателей газа. Смысл этого положения в переводе «бери или плати» означает, что покупатель обязуется приобретать определенный минимальный объем топлива. В случае с Украиной это 42 миллиарда кубометров газа ежегодно.

Но вот в чем дело: с 2009 года в Киеве постоянно нарушали это условие, и каждый год в «Газпроме» закрывали на это глаза. Надо ли говорить, что и в судебной тяжбе, говорят российские газовики, они и сами изначально не слишком рассчитывали на возврат всех набежавших 56 миллиардов долларов долга.

«Говоря же о том, почему только частично применяется правило «take or pay», то если бы оно было бы применено в полной мере, это привело бы не только к банкротству компании «Нафтогаз», но и, пожалуй, всей украинской экономики», — отмечает заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев.

То есть судьи, что называется, «вошли в положение». Тоже скорее политическое, а не экономическое решение. Хотя сам принцип «бери или плати» они оставили в силе, но снизили его до 4,5 миллиардов кубометров, начиная со следующего года. А это по нынешним ценам почти 800 миллионов долларов.

«Интересно то, что Украина главным достижением в экономике почему-то считает отказ от закупок российского газа. Хотя все знают, что газ по реверсу — это все равно российский газ, но она упрямо говорит, что мы отказались от закупок российского газа. А теперь вот интересно, что Стокгольмский арбитраж, Европейский суд, принимают решение, что снова надо у России закупать газ», — говорит генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Несостоятельными назвали в суде и требования «Нафтогаза» вернуть ему 14 миллиардов долларов, якобы переплату за уже полученный в прошлые годы газ. В Киеве заявляли о несправедливости цен, но судьи признали: все справедливо, «Газпром» ничего не должен. Наоборот, это Украина должна вернуть «Газпрому» два миллиарда долларов — долги за топливо, полученное в конце 2013 — начале 2014 года. И неизвестно, где возьмет эти деньги «Нафтогаз», который то и дело балансирует на грани банкротства.

«Вот это вопрос вопросов, знаете, вот сейчас они из кармана их точно достать не могут. Но у «Газпрома» же есть контракт на транзит с ними. Ну, придется им из транзитных платежей возвращать как-то или, может быть, занимать эти деньги. Ну, как-то они должны с этим сами разобраться, потому что это не проблема «Газпрома» совершенно», — считает генеральный директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

Решение суда вступило в силу три дня назад. Но «Нафтогаз» до сих пор не заплатил. А ведь за каждый день просрочки штраф 600 тысяч. В «Газпроме» говорят: пусть в Киеве и дальше заявляют о победе — главное чтобы деньги вернули.